27.07.2018 «Ольга Тютюн, лектор УЦНК — о медиации с интересом и опытом»

Ольга_Тютюн

27.07.18

Ольга Тютюн — юрист, медиатор, бизнес-тренер, член правления Национальной ассоциации медиаторов Украины, партнер Commercial Mediation Group, заместитель руководителя Украинского центра медиации по проектам регионального развития.

 

«Медиация» — слово непривычное для слуха украинцев. Расскажите, пожалуйста, в нескольких предложениях что такое медиация и как давно она существует в Украине?

 

Медиация – это внесудебный способ разрешения конфликтов (споров), который по сути заключается в проведении конфликтующими сторонами переговоров с привлечением одного или нескольких независимых посредников (медиаторов).

 

В рамках структурированного процесса, совместными усилиями и с учетом взаимных интересов, медиатор помогает сторонам прийти к желаемому, или, по меньшей мере, приемлемому для обеих сторон решению. Поскольку решение самостоятельное и принято с учетом истинных интересов, а не позиций сторон, исполняется оно, как правило, быстро и добровольно.

 

Вопреки расхожему мнению, медиация существует в Украине достаточно давно, более 20 лет. Правда, об этом мало кто знает. Медиация в Украине появилась на заре 90-х годов прошлого столетия и началась с привлечения иностранных медиаторов к решению конфликтов, связанных с шахтерскими волнениями на Донбассе.

 

Тогда были обучены и первые украинские медиаторы, созданы группы медиации сначала в Донецке, Луганске, Одессе, позднее в Киеве, а затем в Крыму и Харькове. Некоторые из центров функционирую и сегодня, в основном занимаются семейной, школьной, бизнес-медиацией, а также медиацией в трудовых спорах при восстановительном правосудии.

 

В последние годы география медиации значительно расширилась, стали появляться общественные и коммерческие организации, призванные содействовать становлению и развитию института медиации в Украине. Так, например, в 2014 году была создана Гражданская организация «Национальная ассоциация медиаторов Украины».

 

Насколько применимы методы медиации в бизнесе и коммерции? Есть ли у Вас успешные примеры?

Медиация, как целостный метод, так и отдельные медиационные компетенции: навыки работы с содержанием конфликта, интересами сторон, их эмоциями, сопротивлением, очень востребованы в бизнесе. Практика показывает, при ведении хозяйственной деятельности, управлении персоналом, общении с клиентами, возникают вопросы, которые лежат не только и не столько в плоскости норм права, положений договоров, а скорее в плоскости человеческих отношений, правил взаимодействия.

 

Кто-то что-то недоговаривал, не так понял, другой — интерпретировал по-своему, не прояснил вовремя – и все, готов конфликт. При этом, одним из главных преимуществ медиации, привлекающих бизнес, является конфиденциальность процесса и всей информации. Вопросы сохранения «лица» и репутации в бизнесе всегда выходят на первый план. И еще – возможность самостоятельного принятия взвешенного взаимовыгодного решения, — это и благо, и вызов одновременно. Не все к этому готовы. Тут нужна зрелость во всех смыслах.

 

Важно отметить, что медиация применима для решения любых споров и даже тогда, когда дело уже находится в суде! Вообще, медиация возможна: до, во время, после, вместо обращения в суд. Именно поэтому ее часто называют альтернативным способом разрешения споров (АРС), то есть альтернативным суду.

 

Мировые тенденции таковы, что, например, в США до суда доходит только около 1 % всех споров, остальные 99 % разрешаются с применением различных процедур АРС. Медиация применяется и при разрешении конфликтов бизнеса с органами власти.

 

Существует ли в Украине законодательная база для правового регулирования медиации?

Да, безусловно. Пока у нас нет специального закона, законопроект «О медиации» еще в ноябре 2016 года принят парламентом только в первом чтении, но это не означает что понятие «медиация» вне правового поля в Украине.

 

Следует отметить, что специальный закон о медиации есть далеко не во всех странах. Великобритания, например, до сих прекрасно обходится без него. При этом, есть целый перечень международных актов о медиации в сфере коммерческих, гражданских, семейных и других отношений, которые являются частью нашего правового поля.

 

Более того, медиация давно и, надеюсь, надолго закрепилась в национальных нормативно-правовых актах. Так, например, медиация упоминается в Законе Украины «О бесплатной правовой помощи», входит в перечень социальных услуг, утвержденных постановлением правительства, приказом Минсоцполитики даже принят государственный стандарт предоставления социальной услуги посредничества (медиации).

 

В текущем году в процессуальные кодексы внесены положения, обеспечивающие иммунитет медиатора от допроса в качестве свидетеля и т.д. Этот список может быть продолжен.

 

Какую юридическую силу имеет решение, принятое медиатором?

Как уже отмечалось выше, медиатор не принимает решений. Это важно. Справедливости ради нужно сказать, что бывают разные модели и подходы в медиации. Есть, например, оценочная медиация, разнообразные гибридные процедуры, в которых медиатор может давать оценки или принимать решения.

 

И все же в классической фасилитативной модели медиации решения принимают стороны самостоятельно. Они же выбирают приемлемую для них форму фиксации решения. Медиационное соглашение, если оно заключается по итогам медиации, носит характер гражданско-правового договора со всеми вытекающими правовыми последствиями. Оно может быть заверено нотариально.

 

Вообще, довольно часто медиации заканчиваются без письменных соглашений как таковых. Люди просто жмут друг другу руки. В таких случаях ценность медиации может быть в прояснении каких-то обстоятельств, совместной выработке правил дальнейшего взаимодействия, восстановлении доверия наконец. По итогам медиации могут готовиться протоколы, коммюнике, все что угодно сторонам.

 

Часто и эффективно медиация применяется в преддоговорной подготовке, на входе в партнерство. В таком случае по итогам медиации может быть подписан договор соответствующего вида. В медиацию по обоюдному согласию сторон могут быть вовлечены консультанты, юристы, любые другие специалисты.

 

Как можно воздействовать с помощью медиатора на стороны, которые априори настроены на судебное разбирательство?

Медиатор – нейтральный и независимый посредник, следующий определенным этическим принципам и стандартам профессии.  На практике довольно часто инициатором медиации бывает одна из сторон конфликта или третья заинтересованная сторона (собственник, инвестор, руководитель). В таком случае задачей медиатора является вовлечение другой стороны или обеих сторон в процесс.

 

Это вовлечение осуществляется с соблюдением всех принципов медиации, в том числе добровольности участия, конфиденциальности информации, возможности выбора медиатора. Как правило, медиатор сначала диагностирует конфликт и определяет его медиабельность, работает с возражениями и альтернативами сторон. Альтернатива судебного разбирательства редко бывает лучше того, что стороны могут достичь сотрудничая в переговорах. Сложно посмотреть реальности в глаза, и эти переговоры начать. Вот тут и нужен нейтральный посредник, способный дать правдивую обратную связь сторонам и вернуть их в реальность.

 

Кроме того, важно помнить, что принцип добровольности распространяется и на медиатора. Я берусь далеко не за все конфликты. Если стороны не хотят, не могут договариваться, нет поля для переговоров – им медиатор не поможет.

 

Медиатор – это, в большей степени, арбитр, психолог или «лайт-версия» судьи?

Есть разные модели медиации и очень разнообразные подходы. Проблемноориентированный, трансформационный, наративный, оценочный и т.д. и т.п.

 

Медиация – стык нескольких профессий, это очень гибкий процесс. В любом случае медиатор – это человек, обладающий определенным набором компетенций, которым он специально обучается. Его образование, специализация не играют решающей роли, хотя, безусловно будут влиять на его деятельность в качестве медиатора.

 

Строитель, врач, финансист и их специальные знания будут очень полезны в медиации в строительной, медицинской, финансовой сфере. При этом, у представителей разных профессий могу возникать и трудности: юристам, например, трудно не иметь собственной правовой позиции по сути конфликта, психотерапевту – не лечить, а узкопрофильному специалисту – выйти за рамки собственной экспертизы. Но, как говорится, наши недостатки – продолжения наших достоинств: юрист с легкостью справиться с написанием медиационного соглашения, а психолог – с эмоциями сторон. Именно поэтому медиаторы часто работают в паре, синергия профессий!

 

По Вашему мнению, насколько стороны открыты к процедурам медиации, по сравнению с ситуацией, которая наблюдалась 4-5 лет тому назад?

По моим наблюдениям, рынок медиации значительно расширился и развился, возросла информированность населения. Спрос есть. Правда, теперь мы сталкиваемся с недостаточно качественным предложением, с некорректным донесением информации. Это риски и для клиентов, и для самой услуги. Ведь медиация – не панацея. Она может быть эффективна при стечении определенных условий, называемых медиабельностью. Тут важен профессиональный, компетентный и добросовестный подход качественно подготовленного медиатора.

Ольга Тютюн

Навчальний центр податкових консультантів